denis

Дэнис Уик

Техника тромбона

"Техника тромбона" Дэнис Уик


Перевод Ю.Гусева

3. Основы техники


Процедура разыгрывания и методы занятий

Любой медный духовой инструмент требует длительной концентрации, точной координации всех способностей и хорошего физического состояния. Для того чтобы эти качества были усовершенствованы занятиями и упражнениями, тромбонисту необходимо, как любому атлету, серьезно обучаться, чтобы улучшить своё исполнительство.

Так же как спринтер должен начать свою ежедневную тренировку с постепенной разминки (он не думает о времени спринта, пока он не сделал разминку, по крайней мере, 40-60 минут), так и тромбонист также нуждается в постепенной разминке. Очень много молодых исполнителей, особенно одаренных, открывают футляр, собирают инструмент и смотрят, могут ли они всё ещё играть altissimo F второй октавы, так же как вчера! Это является столь же сумасшедшим, как намерение спринтера, бегущего 100 метровку, бежать «холодным». Я бы даже сказал, что исполнитель, который должен играть в течение любого отрезка времени, должен разыграться в течение 20 минут, возможно, даже и больше. Любые сокращения будут серьёзно вредить его способности остаться на "дистанции". Первый раз высокую F, вероятно, стоит играть после часа занятий, в течение дня.

Для начала, мускулы амбушюра должны мягко стимулироваться, играя несколько нот на мундштуке. Это 'жужжание', как предварительное упражнение, может экономить ценное время. Когда разминка играется на инструменте, первые звуки появляются намного легче. Они должны быть наиболее лёгкими и мягкими играемыми нотами - средняя F или нижний Bb, разделённые отдыхом, равным длине каждой ноты. Как только амбушюр начинает хорошо функционировать, длинные ноты надо играть в смежных парах по 8 ударов на каждую ноту. Это гарантирует контролируемый звук и ясные окончания нот. После следующего отдыха, нужно играть легато медленно, в нижнем регистре и снова использовать только по две ноты. Следующий шаг должен немного ускорить эту процедуру, продолжая более сложное губное легато, по 2, 3, или 4 ноты. После другого короткого перерыва - это можно перенести в верхний регистр. Нужно руководствоваться принципом, что слишком трудное или напряжённое нельзя пробовать слишком рано.

Эта 20 минутная процедура разминки издана в форме Warm-Up Exercises Эмори Рэмингтоном - отредактированной Доном Хансбергером [Robert King Music Co.]).

Когда разминка закончена, студент может продолжать свои занятия. Он должен организовать это очень тщательно, прогрессируя от гамм, арпеджио и упражнений на гибкость губ, к занятиям определённых аспектов техники. Более специализированная работа, типа: занятия над верхним регистром, которая обычно является очень трудной, нужно оставить на самый конец занятий.

Разыгрываться должным образом - ещё более необходимо профессиональным исполнителям. Исходя из горького опыта, что вид разминки, приведённый выше, абсолютно необходим, если Вы должны играть, скажем, две или три тяжёлых записи за день или длинную репетицию для вечернего концерта. Нужно сопротивляться искушению пробовать трудные места. Есть много смысла в часто слышимом замечании в оркестровой комнате: "Теперь уже поздно!" Таким образом, если репетиция проведена должным образом, с большой концентрацией, исполнение пойдёт само собой.

Большинство профессиональных исполнителей пренебрегают регулярными занятиями, особенно когда они хорошо играют. Кто может обвинить их, когда в большинстве ветвей нашей профессии они, так или иначе, уже должны работать очень долгие часы? Когда возникает потребность, они начинают напряжённо заниматься, потому что их игра стала ниже обычного уровня и улучшение их техники может быть самой трудной задачей. Я верю, что лучшее средство - это заниматься! Когда кто-либо играет хорошо, тогда всё кажется настолько лёгким, что не припомнит плохое выступление. Теперь прогресс возможен! А плохое выступление, когда не помнят хорошего, является признаком того, что необходим перерыв от инструмента.

Каждый тромбонист, студент ли, или профессионал, должен брать отпуск от инструмента каждый год. После трёх недельного отпуска, перед возобновлением активной деятельности, необходима продуманная, осторожная практика. Если ежедневная разминка является основой, то эти занятия носят несколько особый характер. Годы были проведены в постепенном построении качества звука и техники, и никакие риски форсированной игрой не должны быть взяты на себя преждевременным энтузиазмом.

Первый день, по возвращении из отпуска, игра на инструменте должна состоять из 15-минутной разминки. На второй день должны быть два 20-минутных периода, по крайней мере с 8 часовым разрывом. На третий день может быть предпринята более обширная практика не менее двух 30- минутных занятий. После 3 дней игра должна почти возвратиться к нормальной, а время, проведённое далеко от инструмента, имело огромную выгоду: звук будет полный, богатый и техника снова хорошо восстановлена. Это стоит попробовать, дабы избежать работы, которая требует непрерывного использования высокого регистра или долгих часов тяжёлой игры, прежде чем необходимая выдержка будет создана. Это обычно занимает неделю или две.

Дыхание - аспект игры, который больше всего страдает после длинного перерыва. Ходьба и глубокие дыхательные упражнения, упомянутые на стр.36, несомненно помогут.

Частые перерывы необходимы во время занятий. После 20- минутной разминки - 10-минутный перерыв, потом полчаса занятий, сопровождаемый получасовым перерывом, опять следующие полчаса занятий и так далее. Большинство студентов просто не достаточно занимаются. Мудро говорят, что "время занятий - как деньги в банке". Работая профессионально, исполнитель может быть в большой степени загружен, и, что касается времени и физической выносливости, то он, возможно, не имеет достаточного количества того и другого, чтобы много заниматься. Но на некотором этапе карьеры каждый исполнитель должен посвящать пять или шесть часов в день тщательным занятиям в течение шести месяцев или даже года. Такие инвестиции времени весьма важны в студенческие годы, поскольку в дальнейшем это позволит молодому исполнителю обходиться в течение многих месяцев или даже лет занятиями около часа в день.

Я - вообще против идеи слишком много зананиматься репертуаром и трудными пассажами. Намного лучше работать над определенными техническими потребностями любого заслуживающего внимания пассажа или отрывка - пьеса сама собой получится. Конечно, над трудными соло в оркестровом, концертном и камерном репертуаре нужно работать, но не исключая всё остальное.

Одно предложение, которое я всегда находил полезным - то, что индивидуальные занятия для определённого случая должны быть тщательно расставлены, с промежутками по времени, перед назначенным днём. Если Вы имеете что-то действительно ответственное и трудное - т. е. концерт или соло в пятницу, например - тогда, большинство занятий должно быть закончено в предшествовавшую среду или в понедельник. Это конечно обращено к оркестровому исполнителю, который обычно делает свою большую ежедневную работу, преодолевая это без усилий, но он иногда берёт то, что для него непривычная роль - как солиста.

Когда такой важный случай возникает – нужно позаботиться о том, чтобы губы отдохнули в течение 6-8 часов перед соло, кроме лёгкой получасовой разминки перед началом концерта или соло.

Занятия на мундштуке

Идея заниматься на одном мундштуке - американская, она сравнительно недавно появилась и изо всех сил копируется. Многие тромбонисты играют неэффективными способами и часто имеют тенденцию "жужжать" на мундштуке другую высоту звука, чем та, которую дала бы позиция кулисы. Удалив мундштук из инструмента, это легко обнаружить, если пробовать играть на нём точные ноты этюда или упражнения. Обычно - произведённые звуки неточные по высоте, сам инструмент формирует эти неперспективные звуки в правильные. Это даёт получающимся нотам низкое качество. Занимаясь точной высотой звука на мундштуке, сосредоточением центра звука на инструменте, можно гораздо улучшить звучание.

Этот метод практики на мундштуке может также показать бедную артикуляцию, плохое управление амбушюром и даже дефицит звука. Я настоятельно рекомендую этот тип практики моим студентам, но настаиваю на двух пунктах, соблюдаемых повсюду:
(1) Играйте на мундштуке точно также как Вы играете на инструменте; не принимайте другое чувство или метод, только потому, что это производит впечатление, что оно работает лучше.
(2) Чаще проверяйте интонацию на фортепьяно или на тромбоне.

Иногда происходит так: если Вы нашли, что начало звука на мундштуке едва поддаётся контролю, то возможно моделирование сопротивления, которое даёт инструмент. Частично закрывая мизинцем конец мундштука - Вы поможете отвечать амбушюру.

Каждый вид занятий - длинные ноты, гаммы, упражнения легато - могут использоваться для этого вида занятий.

Иногда, когда пассаж с неуклюжими интервалами представляет трудность более чем обычно, занятие на мундштуке может исправить это, когда мундштук опять вставлен в инструмент, "обиженный" пассаж стал явно лёгким.

Звукоизвлечение

Ясность и чёткость, с которой прекрасный тромбонист начинает звуки - частая причина восхищения, особенно от менее искусного музыканта. Хорошее звукообразование, как и любой другой аспект техники, нуждается в осторожной и непрерывной работе, но это может быть приобретёно и без большого напряжения. Приобретение чистого звукообразования откроет дверь к невообразимому техническому совершенству и позволит приобрести отполированный оркестровый или сольный стиль.

Все мы знаем, что язык используется, чтобы начать звук со слога "туу!" или "дуу!" Но даже некоторые профессиональные исполнители вообще не понимают, что работа языка слишком акцентируется и приводит к неприятному взрывному началу в громких нотах или непредсказуемому, запинающемуся началу -'te her'- т.е. в мягких нотах. Учитывая этот излишний акцент, нам представляется уместным обсуждать функцию языка.

Чтобы обеспечить начало звука точно тогда когда потребуется, поток воздуха между губами должен регулироваться. Диафрагма, выпуклая мускульная структура ниже лёгких, помогает лёгким проталкивать воздух к вибрирующим губам, как ручки мехов. Быстрым движением язык отводится назад, внезапно выпуская воздух, который возбуждает амбушюр. Это движение должно быть тщательно синхронизировано с естественным восходящим толчком диафрагмы; когда это хорошо сделано, амбушюр должен вибрировать мгновенно. С другой стороны - если эти действия не синхронизированы или есть недостаточный толчок от диафрагмы, чтобы оказать поддержку дыхания, или сам амбушюр должным образом не скоординирован - тогда результат совсем плохой.

Всякий раз, когда студент жалуется, что его звукоизвлечение дефектно, и он испытывает трудности с правильным началом звука, я прошу, чтобы он (или она) играл мне лёгкую ноту в среднем регистре - Bb, например, но без языка. Сначала обычно ничего не получается! Нечеткая, нерешительная нота может быть с опозданием и получится. Если язык преднамеренно не работает в течение нескольких дней (не только на длинных нотах, но и на всех) студент будет вынужден играть, просто подталкивая воздух через амбушюр воздухом диафрагмы и он очень скоро обнаружит как амбушюр должен работать. Следующий шаг - обнаружить лучшую точку контакта для языка, но прежде, чем это будет сделано, другой, основной принцип должен быть изучен. Процесс начала ноты начинается с вдоха, а затем непрерывного выдоха, не останавливаясь или "закупориваясь" позади языка. Кратковременное заикание, которое связано с остановкой выдоха языком, будет препятствовать любому виду управляемому звукоизвлечению, поскольку остановленный воздух вырвется полностью неуправляемым. Из этого следует, что язык должен быть помещён в положение только за доли секунды, перед тем как ноте начаться. Кто заикается - тот отстал!

Cледующий момент, который будет рассмотрен - размещение языка в течении доли секунды, когда вдох будет меняться на выдох. Несмотря на скорость его действий, язык должен сделать полностью воздухонепроницаемую печать или звукоизвлечение не будет начинаться чисто.

Положение языка немного изменяется от регистра к регистру, т.к. форма рта изменяется, играя в высоком регистре или в низком. Таким образом, точка, в которой запечатан воздух, варьирует от высокой (позади дёсен) для верхнего регистра, к низкой (позади зубов) или даже на верхней губе для самого низкого регистра.

Если студент остаётся не убеждённым в важности не сдерживать воздух позади языка, он будет преднамеренно "закупориваться" (т.е. сдерживать воздух) и будет чувствовать мускульную напряженность, которая будет вырастать на мускулах горла, шеи и мускулах вокруг амбушюра. Даже попытка разговаривать при таких условиях трудна! И уж совсем очевидно, что невозможно сделать не напряжённое и управляемое звукоизвлечение, пока эта ошибка не будет исправлена.

Следующий шаг - студент должен удалить риск неточной атаки, трескучих нот или вообще неровной игры через ненадёжный метод звукоизвлечения. Мы видели, что положение языка меняется с регистрами, а также с артикуляцией легато и "полулегато" (полуартикуляцией). Кроме этих изменений, цель студента должна состоять в том, чтобы видеть, что действие и давление языка остаются тем же самым, на любой данной ноте, какой бы не была динамика, акцентуация или длина ноты. Например: средняя F - (вставить пример из стр.31 с нотами и динамикой) должна всегда иметь то же самое положение языка. Диафрагма имеет достаточную мощь, чтобы заботиться об акцентах. Амбушюр и голосовая щель могут открыться для ff и закрыться для рp. Хотя эти методы очень трудны для исполнителя, которого в прошлом убедили играть "крепким языком", они позволяют каждому исполнителю овладеть прекрасным и точным звукоизвлечением надежно во всех регистрах. В конце концов, что случится с нотами если языки крепкие? А ничего! Язык просто крепче нажимает перед тем как начаться ноте, закупоривает воздух и берёт на себя функции диафрагмы. Это помогло бы среднему студенту понять эти процессы, если бы слово "атака" было пропущено в описании звукоизвлечения - "отпускание" описал бы более точно, что фактически и случается.

Надлежащее управление диафрагмой и голосовой щелью очень важны для обеспечения непрерывности нот. Поддержка дыхания также имеет огромную важность. Положение диафрагмы имеет большое влияние на стабильность нот в движении. Вообще говоря, диафрагма поднимается и остаётся поднятой в высоком регистре и также она имеет тенденцию напрягаться и в более низком положении в низком регистре. Две основные особенности - то, что в верхнем регистре воздух движется быстро через маленькую апертуру, в то время как в нижнем перемена естественна.

Положение языка, после того как звук извлёкся - дело первостепенной важности. Для верхнего регистра, не только точка запечатывания языка является высокой, но и его положение остаётся высоким во рту для продолжения ноты. Это помогает воздуху двигаться быстрее, как я только что описал. Для более низкого регистра язык гораздо ниже во рту и остаётся приостановленный, поскольку более толстая, медленно- перемещающаяся колонна воздуха выходит наружу. Та же самая идея применяется в свисте, - несколько мгновений эксперимента покажут. score

Голосовая щель, которая существует прежде всего, чтобы помочь речи, может использоваться с пользой и в тромбоновом исполнительстве, действуя как клапан, который сокращает поток воздуха к амбушюру. С приоткрытой голосовой щелью, хорошо- управляемое pp могут быть сыграны легко, а полностью открытой - самый громкий короткий аккорд ff. Это также используется, чтобы закончить ноту и это - следующий предмет, который будет рассмотрен.

Это просто, можно было бы думать, закончить ноту - только не позволив воздуху из лёгких идти в инструмент. К сожалению нет никакого способа остановить воздух, пока не истощится запас дыхания или не будет перекрыт воздушный поток, как при закрывании крана. Один из самых неприятных и немузыкальных способов сделать это состоит в том, чтобы остановить ноту языком. Я должен твёрдо добавить, что хоть эта ошибка до сих пор сохраняется у некоторых ненаученных или ужасно наученных исполнителей - это один из худших приёмов, которым может страдать любой исполнитель на медных. Если считать неправильным закупоривать воздух перед началом ноты, то более неправильно закупоривать её после того, как она закончилась! На практике эта привычка обычно перерастает в своего рода предварительный выбор следующей ноты и она должна быть искоренена прежде, чем любые успехи могут достигнуты.

Правильный способ заканчивать ноты - просто закрывать голосовую щель. Многие тромбонисты, сталкиваясь с этим фактом, начинают делать с горлом что - то экстраординарное и сложное. В сущности простые вокальные эксперименты - типа выговаривания "ahh!" и затем закрывая голосовую щель, чтобы остановить выход воздуха, в то время как рот всё ещё открыт - достаточны, чтобы убедить студента - то что он делает, является совершенно естественным и лёгким.

Самый приятный способ заканчивать даже короткие ноты - с крошечным diminuendo, и это может быть достигнуто очень легко, закрывая голосовую щель более постепенно, одновременно расслабляя присутствие воздуха от диафрагмы.

Дыхание

Некоторые авторы в большом объёме написали об анатомических особенностях управления дыхания в применении к пению или игре на духовых инструментах. Я хотел бы, однако, сделать несколько замечаний о дыхании на основании моего собственного опыта как тромбониста и преподавателя. Обычное дыхание, которое используется в повседневной жизни, имеет очень небольшое сходство с тем, что требуется от успешного тромбониста. Большинство людей дышит наполнено только в условиях чрезвычайных физических усилий, тромбонист же должен сделать это вопросом рутины.

Легкие способны вдыхать гораздо больше воздуха, чем вообще можно вообразить. Чтобы заполнить их целиком, горло должно быть полностью открытым и расслабленным. Лёгкие, как молочный кувшин, должны заполниться снизу, а диафрагма при этом выдвигается вперед и вниз. В этом положении есть место для лёгких, чтобы расшириться полностью - в стороны, вверх, а так же вниз. Действие вдоха можно рассмотреть как трехчастное действие - низкое, среднее и высокое, с видимым движением грудной клетки. Тромбонист должен вдыхать воздух через углы рта, с мундштуком в игровом положении. Движение диафрагмы должно быть таким, чтобы сначала заполнялась нижняя часть лёгких, а затем верхняя наполняется последней. Эта трехчастная деятельность должна быть ровной и непрерывной. Положение корпуса также важно - сутулость непозволительна. Стоя прямо при игре соло, с минимумом театрального движения - всегда делает исполнение лучше, также как и сидя прямо в оркестре или в бэнде. Ноги никогда не должны перекрещиваться. Несмотря на то, что дыхательные упражнения обычно осуществляются медленно, глубокое БЫСТРОЕ дыхание существенно в практических целях - полное наполнение воздухом лёгких в течение четвертной ноты Allegro.

Это кажется усложнённым, но это должно делаться естественно и в одном непрерывном движении. Выдох - важный аспект. Хорошая аналогия грудной клетки - работающая ручка ведра. Диафрагма становится более напряженной, поскольку лёгкие заполняются и в тот момент, когда они наполнились, воздух меняет направление и на выдохе появляется нота. Мощные брюшные мускулы выталкивают воздух, как ручки мехов, поскольку диафрагма стремится возобновить её первоначальную куполообразную форму. В течении одной секунды возможно удалить 90% воздуха из лёгких, но игра на тромбоне никогда не использует воздух таким ожесточённым способом. (((Важность скорости движения воздуха в зависимости от игры низко или высоко не может быть слишком подчеркнута.?))) Нижний регистр нуждается в более медленной скорости при большем объёме воздуха - высокая сила тока при низком напряжении, если использовать электрические термины. И наоборот - верхний диапазон требует большую скорость, но с меньшим объемом воздуха - высокого напряжения при низкой силе тока.

Эффективное дыхание - больше всего продолжает интересовать профессионального исполнителя. Даже когда со всеми другими проблемами справляются, правильное дыхание нуждается в тщательной сосредоточенности (концентрации). Если этим пренебрегают, то это может привести к необъяснимым ошибкам, которые не кажутся связанными с проблемами дыхания. Надо сказать, что тесная одежда может сделать глубокое дыхание излишне трудным.

Этот тип хорошо управляемого дыхания, может также использоваться, чтобы подавить неизбежную нервозность, которую испытывают почти все музыканты. Перед тем как наступает соло - нужно взять несколько действительно огромных дыханий, освобождая воздух очень медленно, как если бы играть пианиссимо. Есть такое экстраординарное ощущение напряженности, оставляющего тело - пульс становится медленнее, а лёгкий укус языка может стимулировать слюну. Курение, которое было обычным делом, даже среди медных исполнителей, теперь редкое явление. Это печально, что почти все мои коллеги - курильщики в начале моей карьеры преждевременно умерли от рака лёгких. Учитывая, что курение может уменьшить эффективность дыхания на целых 50 % - это не должно быть поощрено.

Возможно не известно, что вместимость дыхания очень изменяется между людьми, между мужчинами и женщинами и с возрастом. Очевидно, большие мужчины имеют большую вместимость воздуха, чем маленькие женщины, но главный вопрос - как использовать такую вместимость настолько эффективно, насколько возможно.

Туловище должно быть вертикальным и никогда не сутулиться.

Это, конечно, только часть истории, хотя это часть, которой чаще всего пренебрегают.

Фактическое положение диафрагмы во время игры - также очень важна. В низком регистре она (диафрагма) должна быть несколько расширена вперёд и вниз и постепенно поднимается вверх, по мере того как исполнитель двигается в верхние пределы диапазона тромбона. В регистре altissimo она должна чувствовать себя максимально сжатой и высокой для уверенности. Эти факты предлагают более лёгкие решения того, что является известными трудностями в движениях от низкого к высоким регистрам. Этот пассаж в Also Sprach Zarathustra Рихарда Штрауса - интересный пример. score

Высокая РЕ, взятая отдельно, может играться не более чем обычная трудность. Но играемый как часть ff пассаж, начатый с низкой ЛЯ, которая достигает до средней РЕ, перед скачком на октаву вверх легато - это становится действительно очень трудным для многих исполнителей. Держа диафрагму в искусственно высокой позиции в течение всего пассажа, высокая РЕ буквально падает из инструмента!

Главная проблема дыхания, которую я встречаю у студентов - тромбонистов - нежелание применять достаточно усилий для полного вдоха, не нарушая остальную часть функций игры. Если этой проблемой не заниматься серьёзно, то студент, маловероятно, когда-либо разовьёт необходимую вместимость лёгкого или силу в мускульной структуре диафрагмы.

И наоборот - добросовестный студент может перестараться и брать больше дыхания, чем он фактически нуждается. Принимая во внимание, что это вряд ли произойдёт с басовым тромбоном или тубой, верхний регистр тромбона нуждается в меньшем количестве воздуха и "перебор" воздуха, т.е. потребность избавить лёгкие от лишнего воздуха в конце фразы, может произойти. Однако, предпочтительно, чтобы воздух закончился полностью в конце фразы. Ужасающая нехватка дыхания, которое заканчивается в конце длинного мелодичного пассажа, и когда такое происходит - это вызвано тем, что диафрагме уже нечего толкать, поэтому нужно приложить усилия, чтобы повлиять на её стабилизацию. Лучше взять дополнительное дыхание в не очень подходящем месте, чем рисковать нехваткой дыхания.

(Незначительный момент, но один с которым часто сталкиваются - это игра сразу после еды, со слишком натянутым поясом, могут ограничить дыхание и вместимость дыхания, а также возможностью разрушить тщательно организованные планы дыхания.)

Pidanov's Music Publisching House
Меню Этот безумный, безумный Бах Prelude and Fugue C-dur I.S.Bach Slade Little organ Preludes and Fugues d-moll by I.S.Bach Queen Prelude and Fugue c-moll I.S.Bach In the style of Bach by E.BOZZA

Copyright@ 2012-2019 avisitu.com